Хороший портал о кино.

Когда плотная фигура в коричневом плаще стремительно вышагнула из встречного потока прохожих, сердце Каймакова сжалось и он шарахнулся в сторону, чувствуя, как холодеют наиболее уязвимые места: шея, живот, пах... Боли не было, только ноги промокли, и мелкомелко дрожало что-то под солнечным сплетением. Коричневый плащ пробивался сквозь штурмовавшую автобус толпу. Плотные человеческие потоки тянулись из метро к автобусным остановкам, ярким витринам универсама, окрестным домам, все было привычно и обыденно, кроме мгновенного взаправдашнего ужаса, от которого Каймаков никак не мог отойти. "Что захотят, то и сделают, -- подумал Каймаков, глядя, как сержант проходит мимо серебристой "Ауди" с бельмом полиэтилена вместо лобового стекла. Надо было брать тогда газовик за две штуки, сейчас баллончик вдвое больше стоит..." Возле дома стоял санитарный фургон с включенным двигателем. Видно, печку гоняют..." С номерного знака сполз пласт снега. Впервые за вечер Каймаков отвлекся от тягостных размышлений, но тут же к ним вернулся. На днях в доме привели электрику в порядок, и соседние подъезды ярко освещены, а тут не горят лампочки ни над дверью, ни внутри... Оказавшись в квартире, он тщательно осмотрел тяжелый с тупыми шипами кастет, примерил его к следам на "дипломате" и еще раз потрогал макушку. Взволнованный голос колебал мембрану микрофона, превращаясь в электрические импульсы, которые пробегали по километрам проводов, жил, кабелей и снова жил и проводов, добирались наконец до пульта связи дежурной части тридцать второго отделения милиции, колебали мембрану телефона, прижатого к поросшему рыжими волосами уху помощника дежурного сержанта Перцова, вновь преобразуясь в звуковые волны. Это переключило их внимание полностью на происходящее впереди.Человек ощутимо зацепил его корпусом, невнятно ругнулся и бросился бежать, как сделавший свое дело киллер. Каймаков перевел дух, вышел из заполненной мокрым снегом лужи и тяжело зашагал вперед. Позавчера его пригрозили убить и дали сроку два дня. Конечно, могли разбить мальчишки, могли и вывинтить, нынче все дефицит. Первый этаж нежилой -- с той стороны обувной магазин, и темнотища... Каймаков зачем-то прокашлялся, воровато осмотревшись, приоткрыл "дипломат", сунул в узкую щель руку и извлек прихваченное с работы, именно на такой или похожий случай, самодельное шило -- двадцатисантиметровое стальное жало, чуть сплющенное на конце, чтобы ловчее прокрутить дырку в самой толстой папке, насаженное на прочную деревянную ручку. На борца похож -- здоровый, без шапки, волос короткий... Шило было осмотрено так же тщательно, особенно стальное жало, покрытое почти по рукоятку бурым налетом. -- С кастетом, ударили по голове, не знаю, что хотели... Когда замок поддался отмычке, Федор дважды саданул из обреза в открывающуюся дверь. В пять часов было уже совсем темно, шел мелкий колючий снежок, который тут же таял, мертво светили ртутные фонари, в крестообразных башнях украшавших "Юго-Западную" высоток горели почти все окна. Наверное, оттого, что раньше не грабили столь нагло и безбоязненно охраняемые автомобили и не грозили убийством прямо на оживленной улице. А сколько развелось чудиков, которые тысячи на тысячи перемножают, делят и все в уме за несколько секунд... Сейчас он не придал ругательству эмоциональной окраски, значит, прозвучало оно для порядка, чтобы не перехвалить быстро сработавших докторов. Почти сразу нашел то, что искал, сноровисто, будто делал это много раз, поднял рукой в перчатке и опустил в пакет сначала один предмет, затем другой. Он собирался говорить уверенно и спокойно, но не получалось -- торопился, глотал слова, не мог сосредоточиться на главном... С четвертого этажа капитаны увидели струящийся сверху ручеек крови.Тут не шутками пахнет, ты мафии на хвост наступаешь. "Дон Кихот сраный", -- подумал Каймаков, представляя, как выглядит со стороны. -- Да нет, трезвый, я же с работы -- и вообще не злоупотребляю... -- Каймаков почувствовал, что упирается в неподатливую вязкую стену, переворачивающую картину происшедшего с ног на голову и вынуждающую его вроде как оправдываться, и ощутил злость на самого себя. Отброшенные орудийным грохотом и снопом свинца, тела ударились о перила, одно сразу же сползло на пол, а второе задержалось и сумело сделать несколько целенаправленных движений указательным пальцем. Но если раньше вид внушительных, затянутых в форму фигур вызывал у Каймакова чувство защищенности, то сейчас беспокойство ничуть не уменьшилось. Димка Левин, психолог, сказал даже, что это самая незапоминающаяся комбинация цифр. -- Вовчик был недоволен жизнью и для характеристики тех, кто, по его мнению, делал ее такой паскудной, использовал одно универсальное слово, разнообразя его только интонациями. Вначале он вышел из подъезда, затем вернулся вовнутрь и посветил под ноги. Услышав звонок, он выскользнул в прихожую и стал за дверной косяк. Якимов и Васильев с пистолетами наготове поднимались по лестнице, отставая от них на два пролета, крался водитель "БМВ".

прогнозы на спорт в процентами

Вся правда о Сбербанке - кредитование!

Каймаков оцепенело смотрел, как автомобиль плавно тронулся с места... Милицейский пост функционировал, как и всегда: один сержант стоял в тесной стеклянной будочке, другой, тяжело переставляя обутые в валенки ноги, прохаживался по дороге. Хорошо: захотел грамулечку пропустить -- никто не мешает... -- Каймаков начал теснить коротышку к двери, но тот не спешил прощаться. Каймаков пощупал макушку, потом быстро прошел на кухню, взял полиэтиленовые пакеты, надел перчатку, в которой чистил рыбу, из кладовки извлек фонарик и, прихватив топорик, спустился вниз. Затем вышел в кухню, где быстро сделал то, что было положено делать в случае опасности. Парень повернулся и неторопливо пошел к красной "девятке" без номеров. И мафия себя так не называет..." Каймаков втиснулся в троллейбус, проехал две остановки и, изжеванный, вывалился опять в изморось и слякоть. У некоторых из пустых глазниц фар торчали обрывки проводов, щеголеватый "Фольксваген Пассат" заметно накренился: вместо колес с одного борта его подпирали столбики кирпичей. На лежащей в чемоданчике папке с бумагами тоже виднелись довольно отчетливые углубления. Развернувшиеся внизу события были достаточно красноречивы, и он быстро извлек обрез и пистолет, потому что с автоматом обращаться не умел. Залепленные снегом "Вольво", "Ниссаны" и "Мерседесы" выглядели бесхозными и заброшенными. Действительно, на черной матовой крышке появились две глубокие вмятины, от них наискось шли царапины, сквозь сорванную кожу проглядывал белый картон прокладки. За всеми этими перемещениями внимательно следил из окна кухни Федор, которого несколько минут назад охватила непонятная тревога. А может, торгаши, имто действительно огласка ни к чему..." Он обошел магазин "Союзпечать" и побрел вдоль верениц иностранных машин -- слева располагался консульский дом -- в глубь квартала, к своей девятиэтажке. -- спросил востроглазый Вовчик за миг до того, как дверь захлопнулась. Когда оба капитана зашли в подъезд, водитель, сунув руку за пазуху, двинулся следом.Он, конечно же, не рассчитывал таким образом защититься от реальной опасности, просто для самоуспокоения имитировал меры самозащиты, но понимал, что если навстречу выйдет сосед с фонариком, то прослывет он полным идиотом, а потому испытывал неловкость, сглаживая которую, бурчал что-то недовольно себе под нос, сдавленно чертыхался, нащупывая очередную ступеньку, громко шмыгал носом и покашливал. Для сержанта Перцова, изнуренного муторной колготней дежурных суток с нескончаемым однообразным потоком жалоб и заявлений, еще один звонок был лишней рутинной заботой, подбрасываемой ненавистной службой. В комнате прослушивания одиннадцатого отдела Второго главного управления КГБ СССР, официально давно упраздненного, медленно крутились катушки магнитофона. -- Я говорю: подвергся нападению, ударили кастетом, хорошо -- не попали! Хотя после оглушительного дуплета никаких звуков слышно не было, одна пуля попала Федору в живот, и он, согнувшись, рухнул на порог. В тот же миг Якимов всадил две пули в кожаную спину.

прогнозы на спорт в процентами

Обзор СМИ. Россия и зарубежье. Федеральные округа.

Если бы кто-то стоял в подъезде, поджидая Каймакова, то по этим звукам он бы хорошо представил, как тот, наклонив голову, беспомощно нащупывает в полной темноте ступеньку за ступенькой и тихонько поругивается от собственного бессилия. Майор Межу ев прижимал к уху обтянутый черным поролоном изящный наушник фирмы "Филипс" и тоже злился -- на ленивого милицейского болвана, в силу врожденной лености и тупости отпихивающегося от факта, в который ему надлежало вцепиться мертвой хваткой. Нападающий напоролся на шило, упал, его увезла "скорая помощь" с номером "43-23"! Крик Каймакова бился в убогой комнатенке под голой лампочкой, отражался от голых с облупившимся накатом стен и улавливался приемнопередающим устройством размером с таблетку и стоимостью в двадцать тысяч долларов. На кражи, грабежи, разбои не выезжают, на письменные заявления по полгода ответа не добьешься... Василий Зонтиков, известный в уголовном мире под кличкой Клык, был вором в законе и "держал" Юго-Западный сектор столицы. И сам Якимов, и его коллега умели мгновенно просчитывать последствия тех или иных жизненных ситуаций и потому сразу поняли, какую выгоду можно извлечь из нападения на квартиру Клыка неизвестных преступников.И человек, который затаился за выступом мусоропровода, представил именно такую картину, не подозревая, естественно, о двадцатисантиметровом шиле с чуть приплюснутым жалом, а потому, когда наступил нужный момент, не остерегся, а, вышагнув навстречу жалко бормочущему человечку, послал могучий корпус вперед, одновременно резко опуская правую руку, и всей тяжестью тела напоролся на острую сталь, с хрустом проскользнувшую между ребер по самую рукоятку. Оттуда два лба выскочили, запихали его внутрь и погнали... Этот "клоп" в числе других специальных устройств был закуплен через посредников в одной из европейских стран для научно-технического отдела Главного разведуправления Генерального штаба Министерства обороны СССР и сегодня утром внедрен в стену за старым шифоньером оперативной группой ГРУ. А тут за час все проверили да еще домой приехали отчитаться и успокоить. За неимением знакомых судей, прокуроров и, на худой конец, адвокатов Каймаков отправился за советом к нему -- бывшему однокашнику и товарищу по детским играм. Тогда у Вовчика отобрали зарплату и поставили фингал под глазом, в милиции развели руками: примет не запомнил, свидетелей нет, вроде как сам и виноват. Но удачное стечение обстоятельств сыграло с ними скверную шутку, ибо, устремившись к внезапно открывшейся цели, они начисто забыли о необходимости контролировать то, что находится сзади.Все произошло настолько быстро, что Каймаков ничего не понял: в кромешном мраке вдруг материализовалась темная масса, послышался утробный "хекающий" звук, шило легко вошло в мягкую ткань и вырвалось из вмиг вспотевшей ладони одновременно с чувствительным ударом по прикрывающему голову "дипломату". Несмотря на миниатюрные размеры, "клоп" передавал сигнал на расстояние до полутора километров. Дятлов прозвонил по дежурным больницам, потом -- в картотеку ГАИ. А Клыку свидетели не понадобились: пошептал что-то на ухо своему подручному, вроде как адъютанту, и все. Непростительность этой ошибки тут же доказал водитель "БМВ", открывший огонь из-за поворота лестницы.Каймаков рванул вверх, прыгая через несколько ступенек, а темная масса с хрипением вывалилась из подъезда, теряя что-то, звякнувшее о цементный пол. А в восьмистах метрах от дома Каймакова стоял передвижной ретранслятор, замаскированный под "аварийку" электросети. Гражданин с колотым ранением в приемные отделения не поступал. В больницы никого не доставляли, номера такого в природе нет... К вечеру оба грабителя пришли к Вовчику домой, принесли все до копейки деньги да еще две бутылки водки в знак примирения. Его пистолет не имел глушителя, но он был обречен даже не поэтому: дилетант не может тягаться с профессионалами, сжегшими тысячи патронов на специально оборудованных полигонах. Первая пуля ударила в мощную спину Якимова, которая по инструкции должна была быть защищена пуленепробиваемым жилетом "Кора", но, поскольку жилет не пропускал также воздуха и парил, он лежал на заднем сиденье серой "Волги", а потому шестиграммовый кусочек свинца беспрепятственно пронзил плотную мышцу, легкое и разорвал аорту.